Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
02:41 

Занимательная геология и основы ювелирного дела

Рипо Мэн
It's a thankless job but somebody's got to do it! ©
Стараниями Aizawa и Ti Flimmern сыт. Но бдителен.

Название: То, что сильнее любви — ПМС
Автор: учится на почвоведа-культуролога
Жанр: слэш (яой), ангст
Пейринг: Аллен/Канда или Канда/Аллен - разницы нет
Рейтинг: PG-13
Размер: мини
Дисклеймер: от прав на героев отказываюсь
Размещение: с моим авторством

Айзава
и я реально не понимаю, что этому!Аллену надо. вот тупо.
Ти
ну, его Канда трахнул, а в любви не признался
надо чтобы Канда СКАЗАЛ, а он самурай
трахает молча!
Айзава
эээ. ты проницаешь. по-моему, ему надо ДОЕБАТЬСЯ.

В пепельно-серых глазах, бездумно обращенных к чернеющему небу за окном, отражался свет стеклянных звезд, придавая им сходство с угасающими от времени жемчужинами.
-Эй, Канда…
Точно выжженная из кровавого угля (кровавый уголь наряду с медяной рыжью и прочей скользью является уникальным полезным ископаемым, который добывают из фиков, а не в шахтах!) рука пошарила по холодной простыни и, натолкнувшись на искомое, коснулась напряженного плеча, сжав, и вернувшись обратно на мерно вздымающуюся грудь своего обладателя.
-Канда, перестань, пожалуйста, меня игнорировать, ладно?
Со второй половины двуспальной кровати послышались шорох и тихое чертыханье (спал бедный Канда, спал... у Аллена в этом фике жесточайший ПМС), почти так же быстро растворившиеся в дыхании ночи, оставляя смутное сомнение в том, что происходящее здесь и сейчас реально.
И снова обожженная проклятием рука накрыла все такое же напряженное плечо, скользнув вниз, сжав локоть, задержавшись на нем чуть дольше необходимого.
«Реально».
-Канда, ты можешь не отвечать, если тебе это так неприятно. Только, пожалуйста, не делай вид, будто ничего не было.
-Ничего и так не было, шпендель, — голос, столь же тихий и темный, что и окутывающая обманчивым пологом ночь, — И прекрати меня лапать.
(Он говорит, что это было в экстазе, а я точно помню, что это было в дедушкином сарае! ©)
Рука внезапно (!) вздрогнула, но так и осталась лежать на сгибе локтя, точно служа единственной шаткой связью между землей и небом, адом и раем, человеком и тем, кто давно забыл значение этого слова. (без комментариев)
-Если бы тебе было так неприятно, ты бы меня оттолкнул, Канда. Но мы оба знаем, что ты этого не сделаешь, верно?
-Пошел к черту, недомерок хренов…
Черные адаманты, точно впитывающие в себя весь свет, бесцветным всполохом мигнули в сонной тишине, и серые жемчужины вдруг снова засияли тем приглушенным мягким светом, что отражает с морского дна блеск далеких звезд. Это… правильно. (это... занимательная геология *с придыханием*) Правильно быть рядом с тем, кто все возвращает на свои места. Кто не тушит твой внутренний огонь и не отдает свой. Кто не потянется сам, но не отшатнется, если протянуть ему руку, если коснуться и… Он примет все. (он уже седьмую минуту терпит мудака, которого тянет философствовать среди ночи) Но при этом останется холодным и все таким же угрюмым, как самая темная зимняя ночь. (ещё бы)
-И все-таки… Ты боишься, Канда?
Рука, на которой покоилась греющая ладонь, вздрогнула, и кончики пальцев бессознательно заскользили вниз, сцепляясь вокруг запястья, привязывая к себе крепче.
-Нет, конечно же, ты не боишься… Тебе не знакомо это чувство, правда? А жаль… Знаешь, Канда, тебе ведь все равно никуда не деться. Разве кто-то еще сможет удержать тебя? Разве кто-то еще будет нужен тебе? Ведь и я тебе не нужен, да? Ты просто не умеешь испытывать страх…
(долго Канда пытался понять, зачем его разбудили и что вообще ему хотят сказать)
-Заткнись уже, идиот, если жизнь дорога.
-Угрожаешь? Ты никогда не изменишься, да, Канда? – протяжный скрип старой кровати (автор всерьёз считает, что этот звук прибавляет романтизма атмосфере?) и шелест соскользнувшего одеяла, когда полуобнаженное тело, рассекшее темноту белой вспышкой (Аллен, сука... *хором* ДОКТОР МАНХЭТТЕН!), нависло над фигурой, чьи очертания терялись в ночи каждой линией и тенью.
Все то же рычание и все то же пламя в глазах. Раз за разом, день в день, ночь в ночь, чтобы… Чтобы напоминать, что это не конец. Что, возможно, существуют и бесконечность и та самая вечность, о которой так грезят певцы и поэты. Возможно, ответ кроется там, за гранью невозможно черных глаз… (да выковыривай, чувак — как завещала великая Род)
-А если она мне не дорога, Канда? Что, если я тоже не боюсь? Что тогда?
(апстена там ->)
Дрожащие руки накрыли запястья, сжав, оставляя несколько секунд перед каждым прикосновением. Небо должно быть с землей по своей воле, только так… Иначе, оно уничтожит ее. Маленькую беспомощную землю, со всеми ее мечтами. Только гордое небо не должно этого знать, оно должно… вселять надежду. Ведь даже за тучами всегда светит солнце. И все, что нужно сделать – пробиться сквозь их стену, чтобы увидеть, узнать, остаться жить.
-Тч, так и будешь пялиться, кретин седоголовый? Если да, то вали к черту, — все те же резкие черты правильного лица (Аллен, это ТЫ тут доктор Манхэттен! остальные не умеют перестраивать молекулы и менять внешность раз в полчаса, смирись!), все те же нахмуренные брови, все то же вечно недовольное выражение, все тот же холод в словах… И лишь только сердце, живое и теплое сердце, бьется в кажущейся железной груди, разгоняя тучи, светясь слабым отблеском все еще трепещущего солнца.
-Ты – моя надежда, Канда, — тихий и серьезный шепот, когда губы находят другие такие же, касаясь их, позволяя кусать и слизывать капли выступившей крови, — И ты можешь делать со мной, что угодно, я не стану сопротивляться, знаешь? Можешь кусаться, можешь царапаться, можешь быть холоднее льда и даже пронзить мне сердце своим Мугеном, что захочешь, слышишь? Ведь если я отпущу тебя, я лишусь своей единственной надежды…
(ношпа? валерьянка? галоперидол?)
Ласковые поцелуи по щекам, глазам и губам, шее и плечам, груди и рукам. И в черных агатах на краткий миг находят свое отражение (и коллапсируют, коллапсируют!) светящиеся вечно мягким светом жемчужины, вспыхнувшие искрами плавленого (как сырок, утютю) серебра. (Аллен - человек-ювелирный нонсенс!)
-Только скажи, Канда… Кто я для тебя?
(ДЯТЕЛ! *крик души*)
-Тот, кого я ненавижу, Волкер…

Застланное черными клубами небо не уничтожило землю, не покинуло ее, когда та вспыхнула туманом несущих смерть кострищ. (мальчик, даже Тики не курит в постели!) Гордое небо молчаливым облаком спустилось со своих высот, разделив одну боль на двоих, впитывая пламенные слезы и бесцветную кровь. (физрастворная трагедия)
-Канда… Канда, стой!
Выжженная проклятием рука, что продолжает хранить на кончиках пальцев тепло каменного плеча, царапает обугленную землю, кляня ее, пытаясь разорвать эту связь, пытаясь отпустить небо. И из последних сил находит знакомое плечо, ставшее вдруг таким мягким и податливым. (мягким? податливым? это не плечо)
-Канда, идиот, зачем ты…
-Тч, закройся, шпендель... – ореол черных волос крыльями ворона взметается в воздух, когда испещренная алыми шрамами фигура безвольно падает в дрожащие и непослушные руки, — Черта с два ты так легко от меня избавишься…
-Канда… зачем… Зачем?!
Прозрачные капли, струящиеся по щекам, ручейками спускаются вниз, смешиваясь с кровью, и красными снежинками ложатся на едва вздымающуюся грудь, разрисованную багряными узорами ада.
-Зачем… ты заслонил…?
-Заткнешься ты наконец, кретин? Лучше… вытащи нас отсюда…
-Сейчас, потерпи…
Вот так, когда вольное и гордое небо начинает доверять такой слабой земле, когда связь обращается в пепел, тогда… Земля внезапно может стать продолжением бесконечного неба. (атмосферно-литосферный пейринг) Руки на плечах, на спине… (четыре руки? или ещё где-то есть?) Прижать к себе и ни за что никогда не отпускать, нести столько, сколько будет существовать вечность… (эй, Мана налегке завещал!)
-Канда…
-Чего… тебе…?
-Не смей отключаться, слышишь? Сейчас… еще чуть-чуть…
-Пошел бы…ты…
-Канда…
-Тч…
-Канда… Так все же, кто я для…тебя…?
И вновь морские жемчужины превращаются в звездное серебро в отблеске отразивших их агатов.
— Тот, кого я… ненавижу, Волкер.

@музыка: аааа-ммоооо-нит!

@темы: слеш/яой, Колонка Рипо Мэна, D. Gray-Man

URL
Комментарии
2011-02-08 в 03:05 

Ka-mai
I'll take the arrow in the face every time.
Черные адаманты, точно впитывающие в себя весь свет, бесцветным всполохом мигнули в сонной тишине, и серые жемчужины вдруг снова засияли тем приглушенным мягким светом, что отражает с морского дна блеск далеких звезд.
*возрыдал* Глубина метафорики автора не оставляет равнодушным.

он уже седьмую минуту терпит мудака, которого тянет философствовать среди ночи
Канда инкэрактер, я настаиваю.

Гордое небо молчаливым облаком спустилось со своих высот, разделив одну боль на двоих, впитывая пламенные слезы и бесцветную кровь.
Чёрт, я думал, это оргазм в рамках пг-13, а это битва была! *дочитал дальше, обеспокоился о собственной озабоченности*

2011-02-08 в 04:44 

Китахара
Номер Два. Перегнат.
*воет аки баньши*
Чуваки, ну это. Не то чтобы я в жизни не видел феерии искристее.
Но бля это ж феерия все-таки.

Позвольте подкатом отметить то, что порвало на тряпочки, и комменты, и... исходник!
читать дальше

дааа, доставили, хорошооо.

2011-02-08 в 09:52 

Номер Один. Догнат.
-Канда, ты можешь не отвечать, если тебе это так неприятно. Только, пожалуйста, не делай вид, будто ничего не было.
*всхлипывает*
Бедный Аллен, он не виноват, что автор не читал книжку Хмелевской "Как выжить с мужчиной", и не знает, что не хорошо доебываться до самурая, который хочет спать! И который
при этом останется холодным и все таким же угрюмым, как самая темная зимняя ночь.
*валяется*
Наткнулась на искомое - во-во, я согласен с Китахарой, у меня были точно такие же ассоциации!
(Он говорит, что это было в экстазе, а я точно помню, что это было в дедушкином сарае! ©)
Ыыыыыыы!!!
(апстена там ->)
Я щитаю, Канда инкаректер!

Чёрт, я думал, это оргазм в рамках пг-13, а это битва была!
*дочитал дальше, обеспокоился о собственной озабоченности*
Ка-мэй, чувак, ты не один так подумал...

Ох, спасибо, ребята, порадавали)

2011-02-08 в 11:17 

Только мадам Френкель не выбила зорю. Она плотнее закуталась в своё одеяло.
Ka-mai
мне, помимо метафорики, доставляют ещё полные смысла диалоги и перепады стиля.
-Тч, закройся, шпендель... – ореол черных волос крыльями ворона взметается в воздух, когда испещренная алыми шрамами фигура безвольно падает в дрожащие и непослушные руки
ня!

Китахара Чуваки, напомните мне, откуда этооооооо
это народное, анекдот-однострочник. нежно обожаю с детства! *_*

Я перечитал четырежды, прежде чем врубился в поворот сюжета.
вот! вот! а я полчаса втыкал, что там в финале происходит. так до конца и не врубился. и склонен согласиться с Ка-мэем

Медичка Шани
автор не читал книжку Хмелевской "Как выжить с мужчиной", и не знает
ну, Шани, самурай самураем, Хмелевская Хмелевской, но жалко же. посреди ночи-то. я читал, рыдая.
"Ты меня игнорируешь! >> Мы все умрём. >> Ну и похуй! Да, да, мне похуй! >> Ты не обиделся?"
чёрт, о эта безупречная логичность, свойственная некоторым людям примерно дня два каждый месяц.
нее, анальгин и но-шпа спасут мир и чужую психику.

один из комментаторов рад, что Репе-человеку вкусно! и вообще этот фик имеет колоссальное воспитательное значение, я уже Ти говорил.

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

ИМХО Рипо Мэна

главная